Статьи

Перед новой инстанцией

Пять новых работ московского живописца Георгия Уварова, объединены символическим названием «Шестопсалмие. Исповедь». Этот полиптих обозначает новое направление в творчестве художника, вернувшегося к живописи после значительного молчания.


Шестопсалмие есть часть всенощного бдения – вечерней церковной службы Православной Церкви, находящаяся между Вечерней и Утреней (в строгом смысле это начало Утрени) и состоящая, собственно, в чтении шести псалмов. Чтение происходит при погашенном свете и совершается чтецом, выходящим для этого на середину храма. Священник в это время, сняв торжественную часть облачения, в одном подряснике читает тайные молитвы перед закрытыми царскими вратами, что символизирует смиренное предстояние новому дню, а в более широком плане переход из тьмы Ветхого завета в свет и утро Нового завета.

 

В это время по московскому обычаю другой священник (а часто и не один) приступает к проведению исповеди. Вот именно этот момент стал темой пяти работ Георгия Уварова. Четыре священника одного храма одновременно принимают исповедь, и к каждому выстроилась очередь кающихся.

 

Эти пять работ выполнены на оргалите маслом в сухой, обобщённой манере, и в первый момент кажутся чем-то вроде учебных панно с неким назиданием из катехизиса. Собственно, техника в данном случае действительно не важна, что наглядно продемонстрировано грубостью материала и простотой подачи. Речь идёт о фиксации наблюдений за поведением людей непосредственно перед тем, как они подойдут к священнику.

 

Взгляд художника кажется неожиданно критическим. Это взгляд изнутри и одновременно со стороны, без малейшего украшательства, как бы обходящий существо таинства – одного из центральных таинств Православной Церкви.

 

Во тьме храма каждый остаётся наедине со своей печалью, неустроенностью и растерянностью перед жизнью. Для кого-то исповедь – формальный шаг, неприятная необходимость, для кого-то последняя надежда и помощь. Кто-то остаётся закрытым и погружённым в себя, нечувствительно участвуя в привычном чинопоследовании, кто-то светел и чист природной чистотой сердца…

 

Остаётся вопрос: а где же свет? Паникадила зажгутся сразу после того, как кончится шестопсалмие.

16 декабря 2008 г.

Илья Трофимов

 

 


Страница 2 из 2